2.2 Переживания (трипы) — часть 2

У меня возникло странное чувство, я не знаю, где я был и кем я был, но это был я; я очень не хотел рождаться и жить. Теперь я уверен — это было нежелание матери моего появления на свет. Это моё полностью захватывающее меня желание не быть, было в то же время и не моё. Это состояние преследовало меня всю жизнь, углубляя каждую из депрессий, в которые ввергали меня жизненные передряги. Как только мне бывало тяжело, слова «я не хочу жить» воплями вторгались в моё сознание, ложась тяжестью именно тогда, когда мне больше всего нужна была помощь… Господи, как трудно сжиться с тем, что это вовсе не мои устремления, я их не выбирал — они, как бы, внедрены в меня… «Господь – есть дух, где дух Господень, там свобода» – не было моей свободы, не было Бога, не было свободы выбора в моём стремлении к смерти и суициду… Этой свободы нет и сейчас, потому что стремление не оставило меня… Очевидно, что нет моей (впрочем, не только моей) вины в этом. А вот грехом, это, пожалуй, назвать можно… Но тогда ещё раз отчётливо вырисовывается, что грех – это не вина, а несчастье (для себя и других), а исповедь и покаяние – путь к исцелению (один из путей) и освобождению, а не самообвинение с выпрашиванием прощения (наоборот – это путь освобождения от привычки бесконечного самообвинения)…

Я сидел вечером на полянке перед домом и привычно ругал, ненавидел себя за свою ревность, пытаясь убить её в себе… Вдруг сверху и сбоку возник луч света, по лучу ко мне спускался в свете человек с полусогнутой в мою сторону правой рукой. Это был Христос: «Владик, ну зачем ты ругаешь себя?!» — и в тот же момент перед глазами возникла картинка: я пытаюсь ухватить за ногу мать, уходящую на работу и оставляющую меня одного. Я очень нуждался в матери, её внимании и любви; её отсутствие было угрозой для меня, мне было очень страшно и плохо. Я понял, что моя ревность, за которую я себя постоянно ругаю, обзывая эгоистом и неврастеником, вызвана той детской ситуацией. Мне рассказывали, что когда я родился, матерям полагался очень короткий отпуск по уходу за ребёнком, сидеть со мной было некому, меня очень рано оставляли одного…

Я вижу в жене — мать. Её отсутствие рядом со мной — угроза и дискомфорт; чувства, возникающие во мне очень похожи на те ранние из детства.

.

Ночью в очередной раз Спас вывел меня на ночную прогулку. Дома происходило нечто, особенно неприятное (а точнее — вызывающее бешеный страх) для чувствительной психики: Запах гари ходил слоями. Когда он проникал в комнаты, начинали драться или гоняться друг за другом кошки, роняя на пол посуду… Спас подходил ко мне, лизал руку, мне не хотелось вставать, не прошло и пары часов, как я лёг; я лишь подбирался ко сну. (Можно было противодействовать этому, окропив святой водой комнаты, или закурив ладан, но тогда соседка выскакивала из своей комнаты с бешеным криком: «Меня всю крутит!»). Я поднял голову к ночному небу и взмолился. Точно слова не помню, но смысл был такой – «Господи, я не способен выдержать давление таких сил: я лишь человек, я не могу сколь либо долго удерживать своё состояние. Я не умею по своей воле управлять событиями – противостоять злу. Сними эту непосильную ношу с моих плеч». Вдруг в голове отчётливо прозвучали слова: «Чем сильнее твои противники, тем сильнее твои друзья – защитники» (тем более мощных защитников внимание и помощь ты привлекаешь).

Однажды я всё-таки не выдержал и пришёл в церковь с твёрдым намерением освятить жильё… Не складывалось, чтобы я поговорил с тем священником, который крестил меня. Я стоял на вечерней службе, ждал, когда она закончится, чтобы всё-таки договориться со священником… Вдруг во мне прозвучало: «Иди, неси свой крест»… Челюсть моя слегка отвисла… Я вышел из храма. Жильё удалось освятить лишь через три года – тогда и Спас перестал вытаскивать меня на прогулки по ночам…

Я стоял перед распятием, попросил, о защите для членов моей семьи… И вдруг, в сердцах, взмолился: «Господи, дай мне власть над своею душой». Не о власти над чем-то не принадлежащим мне думал я в этот момент. Мне казалось, что так можно уменьшить страдания (мои и не только). Более того, было что-то несправедливое («права и обязанности»): мой внутренний мир – мысли, эмоции, побуждения – приносили мне страдания, мучился не только я сам, но и мучил других.

Такие внутренние реакции вызывали поступки – очевидно приносящие боль. Мой идеал поведения, образец, предлагаемый социумом (с моей точки зрения), образец предлагаемый религией (опять с моей точки зрения) осуждал и такое поведение, и такие внутренние реакции (эгоизм, страх, гнев…), но изменить всё это мне не было дано!

Только произнёс я слова молитвы, как потухла половина свечей, горевших передо мной (перед распятием)… Сквозняк…

Какое-то время я ещё роптал на такую несправедливость: действительно, «если уж ты не даёшь мне власть над МОЕЮ душой, то обеспечь, чтобы не было этих раздирающих страданий, чтобы я не совершал действий, которые я не хочу совершать… Сними ответственность с меня за них!»…

Позже я понял, что ответственность, кроме нас самих, на нас никто не возлагает, и возложить не может… Что правильнее не «душа моя», но «я души»… И что, слава Богу, что нет у меня власти над душой, потому что всё свершившееся во мне (и мною) зло и все страдания были от той власти, которую я насильно присвоил себе (личности), и от тех действий, которые я совершал, кромсая себя — свою душу — варварскими методами, чтобы привести в соответствие со своим убогим (убогейшим) идеалом… И что судить нас будет не Христос – не может это делать тот, кто сказал «не судите, да не судимы будете», тот, кто любит – именно в любви – в глубочайшем проникновении в души – открывается, что ВИНОВАТЫХ НЕТ, – есть несчастные, слепые, ввергнутые в несвободу (загипнотизированные миром – социумом, родителями, доброхотами – такими же слепыми и загипнотизированными с момента того самого грехопадения)… Ввергнутые в несвободу — в стереотипы реакций внутреннего мира, а за ними и в соответствующие побуждениям действия – детерминированные пережитыми ситуациями НЕЛЮБВИ: Боли, страданий, угрозы смерти или насилия, обвинений, обид, унижений, отвержений… Судить нас будет собственная совесть, поэтому, во избежание излишних (неоправданных) строгостей к себе, и не стоит приучать себя к осуждению других… Поэтому так целительно процессу скрытого самоосуждения (подавленного – будь он на уровне сознания, с ума можно было бы сойти) и скрытого или сознательного самооправдания, противопоставить противоположное: освобождение в акте покаяния того, что осуждает совесть, и привычку получать не осуждение, но прощение, – если хватило смелости быть честным с собой и с Богом…

Я гулял на пустыре со Спасом, настроение было мрачное, я устал от длящейся много лет внутренней боли… Да, конечно, я слышал, что страданиями душа очищается… Но что-то в этом бесконечном (беспробудном!) совершенствовании души в страданиях было не так, что-то плохо сочетающееся с образом Бога-Любви, и недостойное его божественной ТВОРЧЕСКОЙ ФАНТАЗИИ *. Я буквально взвыл – взмолился: «Господи, ну дай же ты (наконец) человеку путь через счастье к счастью». (К Свету, Любви, Счастью – к Богу – через счастье, любовь, радость творчества… ЭТО ЖЕ ТАК ЕСТЕСТВЕННО!)

Через несколько секунд в голове прозвучало: «А разве может быть иной (путь)?!»

Я стоял перед иконой Серафима Саровского… Когда-то, войдя в храм, кажется ещё до крещения, именно его икона привлекла моё особое внимание (после этого я только и узнал, кто изображён на ней)… «Благослови! (путь мой…)»… И вдруг, в ответ – молчание… Не то, когда контакт не состоялся, но другой – «включённость» есть, но ответ – молчание! Через несколько секунд в голове прозвучало: «Ты идёшь другим путём… (тут у меня «сердце в пятки ушло»)… Но с тобою Бог»… несколько дней «покачался» я ещё между моими «плоскими» пониманиями: «Ну и бог с тобой!», «Ты идёшь не тем, не нашим путём!», «Ты – агент 007 у Бога, он тобою новую дорогу торит». «То, что ты делаешь, не соответствует православию, и не может православный святой благословить такое, но Бог поможет тебе, выведет на правильную дорогу»… «Посинусоидил» и успокоился… Позже — через несколько лет — я услышал с иконы Серафима Саровского благословение…

Я уверен, что две вещи – любовь и смерть (которые «правят миром») можно прожить в тренинге лишь в наброске – в ознакомлении.

Я присутствовал на простом тренинге танца… И задание было простое – проиграть жизнь… Потанцевать с одним партнёром, с другим, найти кого-нибудь себе по душе… Я тут же подошёл к ведущей… Но… она должна была уйти ненадолго… – опять отвержение… Я стал надутый в угол: ну ладно, если не тот, кого хочу я, то пусть уж «кого бог пошлёт»… То ли бог не послал, то ли я просто никому не был нужен… Но минут десять ко мне никто не подходил… Во мне вызрело чувство обиды («во рту скопилась пена и горькая слюна…» В.Высоцкий)… И тут я решил сделать то, что никогда в своей жизни не делал. И ЧТО ПРОШУ ДРУГИХ НИКОГДА НЕ ДЕЛАТЬ: Я УШЁЛ С ТРЕНИНГА… Правда, в отличие от вас – других, – я уходил, твёрдо зная, что я проигрываю суицид: «Дважды не удалось в жизни! Но здесь, в тренинге, кто посмеет меня остановить!?» Я собрался, оделся, вышел на улицу… Зашёл неподалеку в книжный магазин… Полистал книжки… Во мне всё успокоилось… Возникла мысль: «Интересно, а что же там, на тренинге происходит?»… Пошёл посмотреть… Переоделся, вошёл в зал… Ко мне кто-то подошёл… Но я уже плохо слышал, что мне говорили, – началась истерика: Я ПОНЯЛ, МНЕ ВСЁ-ТАКИ УДАЛОСЬ ПРОИГРАТЬ САМОВОЛЬНЫЙ УХОД ИЗ ЖИЗНИ… МОЁ СЧАСТЬЕ, — ЧТО В ТРЕНИНГЕ!

Однажды я воочию увидел сцену распятия Христа (видимо, финал): Это не было похоже на все распятия, виденные мною в церквях… Так видеть это могла бы птица – сверху и чуть сбоку: Распятый почти сидел на корточках – колени острые, кажется, даже чуть вверх. Лица не было видно – голова упала на грудь, и всё заслоняли длинные волосы… Руки были неестественно длинные (как-то неестественно смотрелись плечи) и совсем не параллельно верхней планке креста (угол был близок к 45 градусам)… Я зарисовал этот образ… Впрочем, у меня хорошо получается лишь Солнце…

В другой раз я ощутил себя Христом в последний момент его жизни – на кресте, Это было удивительно: там была боль, но всё перекрывало сознание выполненного предназначения – это было удивительно светло!

 

Понравилось? Отправьте своим друзьям

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *