Любовь { материал к вебинару }

— Мы пришли в мир, чтобы любить;

— Мы пришли в мир, чтобы творить. Творчество – это Любовь, и каждый – Творец, если свободен.

— Мы пришли в мир для Счастья, Счастье – это Любовь!

— Мы приходим в мир свободными, Свобода это Любовь, и где нет полной Свободы, там нет Любви, там нет Бога.

— Мы приходим в мир познавать, истинное познание – это Любовь, и без Любви нет Истины.

— Мы пришли в мир в свете, пришли нести Свет, и не потухаем, пока в нас остается хоть крупинка Любви.

— Мы приходим в мир святыми, и святы, пока в нас не пропадает Свобода, порабощенная нелюбовью.

— Мы милосердны от рождения. Потому что в Любви, в Видении, в Понимании нет, и не может быть неприятия.

— Мы рождаемся с Верой – истинной Верой – она в Видении и Любви, убивают ее сомнения — они приходят от нелюбви.

— Мы пришли в мир, чтобы любить, и, так как «Бог – это Любовь», то мы приходим в мир подобными Богу, и все в мире любит нас и служит нам, потому что это наивысшее блаженство и свершение – отдаваться Любви и служить Богу.

— Мы пришли в мир любить – в этом промысел Божий, и мешает его свершению нелюбовь – страдания, боль, несвобода, слепота – они рождают страх; а побеждает нелюбовь – стремление к Богу-Любви, — Это стремление есть Любовь.

«Свобода рождает только Свободу»

«Свободу рождает только Свобода»

«Любовь рождает только Любовь»

«Высшая справедливость – Прощение, высший закон – Милосердие, смысл жизни – Любовь».

В противоположность смерти в жизни, состоящей в непрекращающейся борьбе–гнёте, жизнь (вечная в Боге-Любви) – в смирении. В том истинном и глубоком приятии всего (и всего себя в том числе). Та Любовь, которая описана апостолом Павлом в первом послании к Коринфянам (гл. 13) – эта Любовь в смирении. (Точнее, смирение – в Любви: любовь выше и объёмнее. Иногда нужно уметь смириться даже со своею не смиренностью…)

Большинству это просто неизвестно – они не добирались до этого состояния (их суженное сознание не пускало их в эту область) — это истинный экстаз полового акта, полная сдача – слияние, где два существа (человек с человеком, с природой, с Богом ) – едины. Едины в духе Любви, Счастья, всеприятия… И в этом духе растворено всё остальное ( личное- эго), разделяющее. Потому, что этот дух и есть частица Божья в человеке (то самое подобие), это и есть самое главное, потому что конечное – предельное во времени, единственно сущее в сравнении с временно существующим личным, обособленным, неполным (произведённым на свет обстоятельствами – не любовью личной (и трансперсональной?) биографии). Любые подпорки – временны, шелуха отпадает, как только в душе окрепнет истинное, сущностное, главное – единство в Боге – в духе Любви. Оно даже не рождается, оно вновь обретается, — то утерянное после «грехопадения». «Грехопадения», которое создало преграду, поместило в тень, лишило Свободы (права равноправно быть), Света Любви то в себе и в мире, что по бездуховности («неразумности») обозначило (оценило, осудило), как зло!

Мне кажется, у души изначально есть только одна потребность: «… я хочу любить и быть любимым…» (А. Дольский «Звезда»). Неудовлетворение этой (одной! – единой) потребности особенно в периоды формирования, становления, изменений души (в период её мягкости – в детстве и в переходных периодах) приводит к душевным ранам, следствием которых становится несвобода человека: неспособность жить, не удовлетворяя эти потребности при неспособности их удовлетворить социально-внутренне приемлемым путем…

В дыхание я провожаю участников словами: «С нами наш Бог – Любовь и Свобода». Некоторым, кажется, очень трудно совместить эти два состояния, тем больше радость, когда люди в переживании понимают это.

Любовь (в состоянии Любви) — единственно истинное познание:

  • не любящий не принимает тебя целиком и не способен проникнуть, понять, идентифицироваться с тем, что отвергает;
  • с другой стороны, в полном познании–идентификации – абсолютная власть; Готов ли кто так отдаться в чужую власть кому-либо, кто его полностью не приемлет (не любит).

Пробуя приблизиться к пониманию некоторых аспектов Любви, можно сказать – Любовь видит человека не таким, каков он есть, но таким, каким он станет, и таким своим видением она взращивает человека (душу), приближая его к идеалу. Но здесь ошибка: Любовь видит человека таким, каков он есть. Текущее состояние – временно и переходящее (как недописанная картина), оно не есть — человеческая суть. Оно – лицо, покрытое шрамами душевных ран и редукции побуждений. В отличие от метафоры с картиной – преходящее состояние не результат эволюции, но результат диссипации.
Можно возразить, что человеку никогда не добраться до идеала Любви. Да, эти состояния возникают одномоментно и на долго не задерживаются, но важно понять, что Блага Любви – не плата за достижение, но дух – всегда без условный, поэтому Любовь, которую мы недополучаем — следствие всегда только нашей «недоработки». «Недоработка» всегда одна – недостаток устремления к Любви (это не может быть тем, над чем человек не властен: в этом следствие Безусловности Божественной Любви). То, что человек должен (хоть его никто и не заставляет) делать, чтобы чувствовать Любовь и Бога, это вспоминать о них, стремится к ним – чтобы что-то замечать надо чаще на него обращать внимание и более ничего.

Любовь (для человека) – это стремление к Любви и к совершенствованию своей любви. При этом понимая, что наилучшим образом это совершенствование может совершить не он, но сама Любовь. Поэтому лучшая тактика в совершенствовании своего чувства любви – предавать своё чувство и процесс его изменения Любви (хотя бы мысленно в виде молитвы, чем чаще, тем лучше). Аналогично и с Богом – со своей стороны для нашего, человеческого счастья жизни с Ним (в Нём) Он сделал всё; лучшее (и единственное оставшееся необходимое), что можем сделать мы, это (вспоминать) направлять своё внимание на Него, и предавать себя – дело совершенствования своей души в Его руки.

В мире души нет и не может быть критериев истинности интерпретаций: «практика критерий истинности» здесь совершенно непригодно (попробуйте придумать опыт, который бы различил – я выбрал свою веру, или вера выбрала меня; я стал таким «потому что…», или «чтобы…», или и то и другое и ещё что-то третье?), я утвердился, что выбор «истина – это переживание» — лучше. Ещё лучше: Истина – это Любовь, Святость, Красота — то есть Бог. (Напомню, что следствием теоремы Гёделя о неполноте в математической логике стала неопределимость понятия Истина: что есть Истина – всегда произвольное постулирование!). Я выбрал (или меня выбрали?) себе Бога – Любовь, Святость, Свободу, Красоту, Истину, Свет…

Мне ближе Христианство и православие и этим объясняется терминология нижеследующего текста… Когда-нибудь (может быть в семинаре?), надеюсь удастся наше общение и без слов, терминов, (умственных) пониманий.

Понравилось? Отправьте своим друзьям

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *