39.26 Попытка мировоззрения { дневник }

Я верю-думаю-убедился на опыте, что ни мир, ни человек не познаваем… умом. Более адекватным познанием (слепком) является переживание (с непривычным для науки свойством, проявляющемся лишь в физике микромира, — акт познания меняет объект, поэтому отражение — принципиально субъективно). Помимо свойства: «познание – есть отражение (зеркало реальности)», познание является ещё и формирующей силой — слепой (как «пуля-дура») со времён грехопадения,- вектор этой силы направляется коллективною верою – религиями (начавшееся «познание добра и зла» ввергло людей в процесс эволюции вер: сделать мир добрее может более добрая вера, но вера не может отстоять далеко от реальности). И поэтому, наконец, в действие вступает ОСОЗНАННОЕ ТВОРЧЕСТВО ВЕРОЮ – «ЛЮБОВЬ НАД ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННЫМИ СВЯЗЯМИ».Сознание, ум, мышление – не есть Творец («Стихи диктует Бог… мне Бог ни разу с песней не помог» М. Танич), фактически то, что разум взял на себя прерогативу быть творцом, определять, что хорошо, что плохо, как должно быть, и стало причиной человеческих бед. Истинный Творец – Дух (для человека, идеал: какими должны быть внутренние реакции – мысли, эмоции, устремления, цели, намерения, позывы и т.п.), человек перестал быть «нищим духом», и «заплатил» за это тем, что над миром царствует переплетение духов (идеалов), в котором, кроме истинного Бога-Творца – Любви, Святости, Свободы, Милосердия, Счастья, Прощения, Смирения, действует дух, порождённый человеком * (в слепоте души), дух не любви – насилия ** (над собой — своими желаниями, побуждениями ***, над другими, над природой), страха (тот, кто ни когда не испытал нелюбовь, просто не знает, что такое страх), боли, страдания, непрощения, унижения, отвержения, кармы, вины, причинно-следственных связей и т.п.

Это переплетение духов и есть – творец нашей реальности (как того, что происходит внутри человека, и единственно для него важно, так и происходящего в социуме и природе). И в этом смысле (поэтому) «конец Света» — неизбежен, давно уже идёт, и уже произошел (завершился): Свет (а именно так в духовном мире видна Любовь и Святость – так он изображается и в нимбах и в лучах (от глаза-солнца) над алтарём православной церкви) затмевается «тенью» человеческих духов-идеалов нелюбви. Затмение Света Солнца-Творца-Бога-Любви неизбежно сменится, сменяется, сменилось (кто на сколько способен поверить) ясным небом. (Сравните с затмением луны).

Свершив круг боли, страданий, несчастий, разрушения Красоты, Святости, Любви, Милосердия на Земле духи, порождённые человеческой слепотой и неверием во всемогущество Бога-Творца-Любви, уйдут в забвение, предварительно из страшных превратившись в осмеяемых и жалеемых…

«…Дай рвущемуся к власти навластвоваться всласть…» (Б. Окуджава): Не имеющий непосредственного виденья дух (порождённый разумом, но не Любовью), только «всласть» надостигавшись своих целей способен сдаться-смириться – отступить от своих целей и планов. И истинный Творец – дух Любви — может противопоставить только одно: то самое терпение, смирение, любовь.

Потому, что насилие над насилием – это эскалация насилия, то есть продолжающаяся жизнь в нелюбви. И вот фантастическая перверсия – кажется, что нелюбовь неуничтожима, ведь она может противопоставить своеволию лишь приятие (в том числе и его самого), но как раз наоборот: любовь – вечна, нелюбовь – преходяща… Именно потому, что нелюбовь неспособна породить ничего, кроме разрушения, подвержены вариациям лишь сроки и степень глубины разрушения, окончательная победа духа Любви неизбежна: Разрушение неизбежно разрушит себя. Любовь также неизбежно будет порождать Любовь и только Любовь. Однополярную (безусловную), совершенно не нуждающуюся в фоне (темноты – зла): это разум наш биполярен, и не способен ни понять, ни произвести на свет ничего кроме оппозиций, кроме «фигур и фона». Красота красива не на фоне некрасивого, но сама по себе, — таково истинное творчество гениев – поэтов, композиторов, художников. Таковы Любовь, Свобода, Свет, Счастье…

В мире, в формировании которого принимает участие вера, значимым оказывается взращивание веры в Добро и Его всесилие… Рост-эволюция – индивидуальны, и всякий раз направленный на Любовь-Бога вектор оказывается в створе отрезка, где на одном краю (якобы) зеркальное отражение реальности (оно не может быть зеркальным в силу того, что познание является преобразующей силой), а на другом – тот образ добра, в который конкретный человек способен поверить, без разрушения веры видением (отражением) человеком текущего состояния реальности…

Теперь может стать понятнее один из тезисов интуитивно-эмпатийного подхода – «Любовь над причинно следственными связями». Человек наконец-то начал своё осознанное движение к бого-человеку (к становлению себя, как «подобия Божия», подобия Богу-Творцу, Святости, Любви). При этом «осознанность» — не фетиш, не цель, не идеал, но всего лишь инструмент (не «достаточный» и даже не всегда «необходимый») эволюции духа – эволюции идеала человеческой устремлённости (в поступках, в отношениях, в переживаниях – В.Франкл): выдумывайте любое, что движет к милосердному осмыслению, не очень разрушается в столкновении с реальностью (способно к «самопочинке»), помня, что Ваше личное понимание-виденье идеала Любви – эволюционно, то есть несовершенно.

В мире моей веры действует Бог – Любовь и Святость истинно всемогущий потому, что в мире духа всё абсолютно, истинно однополярно («категорический императив»?), без сравнений с чем-либо. И эта Святость-Любовь видима глазами души (целого, частью которого является личность – человек), как Свет («кто светел, тот и свят…». «Свет» в Тибетской книге мёртвых и др.). Нет большего счастья, чем участвовать в планах Света, потому, что свои – топорны, (далеко) недоэволюционировавшие до истинных идеалов и мудрости в понимании путей достижения. Творить зло способен лишь слепой, невидящий Света ((Бога. В присутствии же Его – в виденьии – (присутствие и виденье – одно), никто-ничто не способно не тянуться к нему)). Истинный Бог – и есть истинный Идеал: предельный во времени, действующий как-бы из будущего при том, что существует на всём отрезке, где есть эволюция-изменение-время. Преходящие боги – боги человеческих пониманий, в какие человек способен был поверить (и способен поверить с учётом прошлых верований). Их существование и можно считать вечным (как архетипов коллективного бессознательного), но существенно лишь их влияние на мир и человека, а их образы подвержены изменению, а то и забытью (нередко после процесса похожего на осмеяние, потому что практически только так возможно освобождение от страха и вполне равные «панибратские» — почти шаманские — отношения)…

В мире моей веры, я выше богов (при том, что встречаясь с ними в переживаниях невозможно не осознать своей ничтожности и одномоментности), потому что я (своею слабою верою) изменяю себя и их к Богу (конечному идеалу). Я смиряюсь с миром и со своей несмиренностью, потому что моё невиденье-непонимание временно, и всемогущество Бога-Любви на мне ограниченно лишь моим неверием (многие неспособны поверить, что Бог, будучи личностен, вездесущ, как электромагнитный волны радиостанции, то есть в любой момент есть в каждом, не наблюдаем же каждым лишь потому, что на него «не обращают внимание», не вспоминают о нём. В этом суть молитвы – в вспоминании, и, посредством его, в привлечении действия высшей по могуществу, милосердию и любви силы на окружающую реальность). Я не способен испытывать Любовь и возвращаться к ней в тяжёлых состояниях потому, что неспособен до конца (до глубины души) поверить в то, что я достоин Любви Бога-Отца – Творца, Святости, Спасителя. Что сам акт «обезгрешивания» (простите…) — спасения душ всех людей (следовательно и моей) уже свершен. Да, возможно и иное прочтение мифа о распятии ((миф – не фантазия – не приниженная реальность, но наоборот, мета (сверх) реальность, которая значима много сверх реальности, и, при необходимости, для укрепления, зарождения или изменения человеческой веры может воплотиться в любом моменте реальности)), но я не вижу особенной необходимости в другом мифе, или другом прочтении мифа, разве что, если они зародят или укрепят веру каких-то людей в Любовь, Счастье, Добро, Спасение (не разрушая веру других людей).

Я верю, что первородный грех – не акт некоего ослушания с последующим наказанием за это ослушание, но несчастье, которое привнесло в сюжет человеческой эволюции боль и страдания, прогрессирующую слепоту (утерю непосредственного (лице)зрения Бога-Света-Любви). Я предполагаю, что причиной можно назвать переориентацию с верховенства ценности (и критерия) любви, на какие-то другие (прагматичные, умственные). Я верю, что это несчастье, породив боль, стало рождать отсечение частей души и идентификацию человеком себя лишь с личностью — частью души. Причина греха – боль и страдание (то есть нелюбовь – тень, затмение Бога-Любви) и бесконечное самообвинение порождённое где-то первоначальным обвинением или (само)обвинением, то есть (не смирением) осуждением («не судите…», иначе не сможете избежать самоосуждения собственной привычкой судить). В закреплённой в людях привычке судить (случайно ли, что «рассуждать» однокоренное?), человеку подаётся (среди многих других) «спасательный круг» покаяния: Вместо привычного, часто столь подавленного, что уже ненаблюдаемого сознанием, процесса самообвинения и подавления чувства вины, вытеснения его в подсознание (с неизбежным впоследствии, взрывом, сбрасывающим в ад – в трудно разрываемый круг самообвинений), предлагается разрывание порочного круга и очищение, посредством, нахождения в себе самообвинения, объектов и процессов, проговаривания – покаяния – признания-смирения, с последующим процессом прощения от имени Бога, если покаяние, искреннее…

Таинства – вообще, это психологическая помощь из будущего (из более эволюционных состояний). Причастие – очевидное взращивание веры с очевидным же реальным воздействием — изменением психики человека, как верующего, так даже и неверующего (убедитесь на практике, поставьте опыт: причаститесь и понаблюдайте за своим состоянием) за счёт коллективной веры людей в силу таинства. При этом могу предположить, что данная рационализация лишь малая часть понимания от всей полноты…

Прогрессируя, процесс подавление желаний, потребностей, вытеснение в область неосознаваемого достигает такого состояния, когда боль-страдание насилие над непринимаемым, отвергаемым, унижаемым может спровоцировать суицидный процесс – в ложном (к несчастью это не избавляет) стремлении избавиться от боли.

Человек ни в чём не виноват, но с рождения загипнотизирован на вину… (В мире Бога вины не существует – не существует ничего, что могло бы хоть как-то оправдывать это чувство.) Вину же человек представляет обязательно с наказанием (хоть ему и предлагают сменить эту веру («по вере вашей воздастся вам…») на веру в искупление всех и любых грехов и «вин»); наказание страшит…

Может быть легче понять так: Единственная вина человека в том, что он верит в свою вину (и не может не верить, в силу своей загипнотизированности), наказание человеку – исполнение такого наказания, которого – по его вере – он заслуживает… Никакой другой вины и наказания никто предложить Вам не может. И я не могу предложить: иначе Вы не поверите в искупление своей вины…

Конечно же, речь идёт о вере, чьи истоки-причины забыты: о вере души, подсознания – совести…

Ещё раз – мир не объясним (умом), потому что умственное познание бедно для отражения богатого мира. Но мир «видим» зрением, про которое мы забыли из-за перенесённых болей (не любви). Учить надо не тому, каков мир (не пытаться описывать цветной и объёмный мир чёрным на белом листе), но учить надо «видеть».

* «где дух Господень, там Свобода»
** «Бог есть Любовь», а любовь … 13 гл к коринфянам
*** «по земле не виденьем ходим, но верою»

Понравилось? Отправьте своим друзьям

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *